ВИП-кочевники

0
224

 

Дата-отдел «Новой газеты» проанализировал, где и с кем работали 59 тысяч чиновников. Мы нашли команды должностных лиц, которые вместе переходят с одного места работы на другое, а заодно отдают государственные контракты на миллиарды рублей своим знакомым, землякам и бывшим коллегам.

Миграции чиновников мы отслеживали по базе данных «Декларатор», где собраны сведения о доходах и имуществе российских госслужащих. Яркие примеры их массовых перемещений обнаружились на самых разных уровнях — как на федеральном, так и городском.

Инструмент для выявления чиновничьих команд мы разработали совместно с центром «Трансперенси Интернешнл — Р». Теперь на странице должностного лица в «Деклараторе» можно увидеть, с кем именно и где он прежде работал.

Съемка, монтаж: Глеб Лиманский / «Новая газета»; иллюстрации: Максим Кардопольцев / специально для «Новой газеты»

Как мы искали?

Созданный нами код позволяет проанализировать, когда и где работали тысячи чиновников, собранных в базе «Декларатор», и выявить устойчивые группы должностных лиц, которые мигрировали сообща. Мы взяли за основу самые крупные группы и нашли остальных членов команд, читая их официальные биографии на сайтах ведомств. Так определились те, кто придерживается президентского принципа «своих не бросаем». В силу этого принципа чиновники получают гарантированные должности, могут резко подняться по карьерной лестнице или распределить миллиардные госконтракты между своими людьми.

Справка «Новой»

Командный дух

Долго занимая государственный пост, чиновники нередко формируются в команду вокруг начальника. И эта команда не рассыпается, даже когда руководитель меняет работу: его коллеги и подчиненные тянутся вслед за ним. Такие массовые миграции не всегда означают коррупцию и даже могут вызвать одобрение у окружающих: что плохого, если человек пришел с группой проверенных людей, которые смогут работать без притирки и разногласий? Но эта логика не всегда верна.

Устраиваясь на работу, во многих случаях чиновники должны проходить конкурсный отбор, чтобы место получил самый достойный, а не просто хороший знакомый руководителя. Так положено по закону. Если личные отношения с кандидатом становятся важнее уровня его профессионализма, это можно считать конфликтом интересов. А такие конфликты чиновники обязаны предотвращать в рамках борьбы с коррупцией.

Но тут закон «О противодействии коррупции» оставляет лазейку. Что такое «конфликт интересов», там сказано довольно расплывчато. И совместная работа в прошлом тут может и не учитываться. А если должность не подразумевает конкурсного отбора, чиновник вправе и вовсе не тратить время на поиски лучшего кандидата, остановившись на своих знакомых или бывших коллегах.

Путешествие из Казани в Москву

В 2014 году, отвечая на вопрос The Village о своей казанской команде в Москве, вице-мэр и глава московского строительного комплекса Марат Хуснуллин сказал, что действительно пригласил тех, кого считал профессионалами, но «на самом деле, их не так много — больше разговоров». Разговоры начались после того, как в 2010 году Хуснуллин, который девять лет отработал министром строительства Республики Татарстан, стал руководителем московского Департамента городского строительства. И вслед за ним в столицу переместились не только чиновники, но и бизнесмены.

Особо подчеркнем, что речь не идет о национальности должностных лиц и предпринимателей. А о командах, в которые входят самые разные люди.

ВИП-кочевники
Инфографика: Максим Кардопольцев, специально для «Новой газеты»

Мы обнаружили 46 земляков Хуснуллина, которые с 2011 года заняли руководящие посты (директора, заместители и начальники отделов) в 45 госучреждениях московского Стройкомплекса, подконтрольных ему ведомств и дочерних структур. Еще шесть его земляков трудоустроились в столичные департаменты финансов и городского имущества. Больше половины из них (28 из 52) можно назвать «командой Хуснуллина»: это его коллеги по работе в Татарстане или те, с кем он взаимодействовал как министр строительства республики.

К седьмому году работы Хуснуллина в Москве миграция земляков пошла дальше: у его знакомых были свои команды, они тоже мигрировали вслед за своими руководителями и образовали группы поменьше.

Справка «Новой»

Как перемещались некоторые земляки

Директором государственного бюджетного учреждения «Мосстройинформ», которое отвечает за информационное обеспечение городского строительства, с 2015 года работает бывший коллега Хуснуллина по «Татэнерго» Фарит Фазылзянов (в прошлом — министр информатизации и связи Татарстана).

Один из отделов «Мосстройинформа» возглавляет Евгения Левкина, дочь руководителя Департамента градостроительной политики города Москвы Сергея Левкина, в ведомстве которого находится это бюджетное учреждение. Хуснуллин сам пригласил Левкина в свою команду, руководствуясь совместным опытом строительства особой экономической зоны «Алабуга».

Еще двумя управлениями «Мосстройинформа» руководят бывшие коллеги по министерству образования и науки Татарстана Ильмира Галиаскар и Асель Сарсенбаева. Всего в Департаменте градостроительной политики и подведомственных ему организациях четыре человека из первоначальной команды Хуснуллина и еще пять человек — «мигранты» следующих волн.

В 2011 году в московском Стройкомплексе председателем «Москомстройинвеста» стал Константин Тимофеев. Раньше он был директором московского филиала банка «Ак Барс» из Татарстана, в одной из структур которого в прошлом работал Хуснуллин. Через год начальник юридического отдела филиала «Ак Барса» Екатерина Храмова стала заместителем Тимофеева в «Москомстройинвесте».

Еще два члена команды — бывший начальник отдела министерства финансов Татарстана Павел Дудулин и бывший гендиректор АО «Таткоммунпромкомплект» Евгений Шмагин. Первый сейчас — исполнительный директор «Мосинжпроекта». Второй возглавляет госучреждение «Научно-исследовательский аналитический центр», который занимается ценообразованием в проектировании и строительстве.

Тимофеев работал с Дудулиным в «Ак Барсе», а до этого — в казанском ИнтехБанке, где в совете директоров заседал Шмагин.

Миграция и госконтракты

Массовая миграция земляков сказалась на распределении государственных денег и географическом происхождении подрядчиков.

За перемещением чиновников из Татарстана последовал бизнес. Учреждения, куда перебрались земляки Хуснуллина, занимаются по большей части распределением крупных госконтрактов. И привычка сотрудников Стройкомплекса работать с земляками, распространилась на выбор тех, кто выполняет работы.

Мы решили посчитать, какую долю контрактов госучреждений, подведомственных землякам Хуснуллина (Стройкомплекс, департаменты финансов и городского имущества Москвы), получили компании из Татарстана с 2011 года. Получилось, что татарстанские организации-подрядчики лидируют по сумме полученных в Москве госконтрактов. Впереди них, что закономерно, — только московские, областные и петербургские подрядчики. А вот компании из Омской области, например, отстают от татарстанских больше, чем в два раза. По количеству же госконтрактов подрядчики из Татарстана опережают даже питерцев.

ВИП-кочевники
Инфографика: Максим Кардопольцев, специально для «Новой газеты»

Среди подрядчиков есть и те московские фирмы, что связаны с предпринимателями из Татарстана. Если сложить все это, за семь лет работы Хуснуллина в Москве его земляки получили госконтрактов на полтриллиона рублей.

В эту сумму мы не включили сотни миллиардов, освоенных на строительстве метро, так как формально Департамент транспорта, распределяющий самые крупные контракты в этой сфере, не находится под контролем руководителя Стройкомплекса, там мы не обнаружили его земляков. Но, как известно, знакомые Хуснуллину бизнесмены все же получали контракты на строительство столичного метро. С учетом этих денег, сумма бюджетных средств, «прошедших» через его земляков, превышает триллион рублей.

Источник: www.novayagazeta.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь