Мой Буденновск

0
235

Я не буду в данном тексте повторять то, что было сказано за двадцать четыре года, которые прошли с той поры. С какими-то мнениями – целиком и полностью согласен, с какими-то – нет …
Расскажу о том, что на протяжении штурма делал лично я, Сергей Милицкий. В то время я был еще старшим лейтенантом группы «Альфа».
… Мне тогда было 26, я еще ни разу не был в бою. За четыре года службы в «Альфе» я принимал участие в разных интересных, временами очень непростых, мероприятиях, но боевого крещения за плечами у меня не было. Вместо запланированного на выходной день выезда на природу – тревога. Срочно прибыли в аэропорт. Первой информацией было: боевики захватили город на Северном Кавказе. На протяжении полета, как и большинство наших ребят, снарядив ленты пулемета, заснул.
Приземлились ночью, 15 июня. Затем посты наблюдения, дежурства и подготовка к штурму, хотя особенно в него и не верили, честно говоря.
16 июня, вечером впервые удалось поспать. А рано утром нас разбудили: будет штурм. Я как сегодня помню, собирались очень спокойно, предложили немного выпить «наркомовских». Однако, я пить не стал, снял с руки часы и сказал, что если вдруг случится что-нибудь, чтобы передали сыну. Потом вдруг забрал – решил, сам подарю.
На построении, при получении приказа, было заметно, что внутренние войска были вооружены для общевойскового боя, были ручные гранаты и гранатометы, кроме автоматов и пулеметов.
Ехали на автобусе, затем некоторое время шли. Первые вспышки выстрелов я заметил достаточно далеко от захваченной больницы. Выйдя к ближайшему сооружению, увидел там отдел полковника Михайлова, по которому и велся огонь.
Нашей задачей было через гаражи со стороны пищеблока пройти к захваченной больнице, но, честно сказать, я не вникал особо, шел за командиром – полковником Деминым Ю. В. Мы сделали с Сергеем Савчуком проход в сетке рабице и вышли во двор гаражей. Недалеко шла уже ожесточенная перестрелка, а мы в полной тишине перебежали к одноэтажному пищеблоку.
Я услышал от кого-то, что шедший в головном дозоре Федор Литвинчук, ранен. Я ему даже позавидовал – бой только лишь начинается, а для него он уже закончился, хотя его из-за сильной перестрелки вытащить не могут. Далеко не все, но многие меня поймут. Так было…
И вот мы оказались у больницы, нас пять человек – А. Христофоров, Ю. В. Демин, В. Корольков, С. Савчук и я.
Очень быстро стало светло, где-то в это самое время по станции я услышал Володю Соловова: «… руке конец». Как оказалось, он все это время вел бой один и прикрывал нашей группе подход.
Еще с училища, я помню, что обязательно должны быть с собой дымовые шашки. Ведь когда ранят, никогда тебя не смогут вытащить без прикрытия дымом. До Володи было метров тридцать, мы кинули несколько шашек. Но вытащить Володю у нас не вышло, так как плотность огня была очень большой.
От нас было необходимо постоянно вести огонь, стрелять по окнам, отвлекать боевиков от штурмующих отделов. И попасть в сооружение, в случае если удастся.
С первым заданием справиться было достаточно просто, мы стреляли по основному корпусу, до которого было несколько сотен метров, по очереди высовываясь из-за угла. Вторая цель была выполнена почти сразу – боевики нас увидели, открыв огонь, в результате мы смогли отвлечь на себя какое–то число боевиков. С последней задачей мы пробовали справиться, однако, хотя перед нами находилась дверь в больницу, она была настолько завалена внутри, что даже очередей из пулемета было недостаточно, чтобы ее пошевелить.
Таким образом, мы выполняли задачу и, по-моему, сильно мешали боевикам – нас обстреливали еще сильнее. Помогало только то, что мы были в таком удачном месте, что пули не доставляли нам особого вреда. При этом огонь все увеличивался и увеличивался. В результате, меня ранило в бедро. Мне повезло, пуля срикошетила и улетела, а мне досталась только горячая оболочка, которая прижгла и остановила кровь. В итоге, мне было совсем не больно.
Когда усилилась стрельба, Ю. В. Демин кинул вверх гранату – огонь прекратился. Мы, конечно же, осознавали: нас сейчас забросают гранатами сверху, именно поэтому чтобы прикрыть нас от огня с верхних этажей, мы попросили выдвинуть в поле снайперов.
И вдруг начали взрываться гранаты. Как я понял, «моя» граната прилетела не с верхних этажей, а откуда-то сбоку. Что–то попало в глаз. Демин сказал: «Дай посмотрю, Сереж». Взгляд этот я не забыл до сих пор. Мне бинтовали голову сразу поверх каски.
А гранаты продолжали падать и взрываться. Мы присели, прижались плотнее к стене и получали осколки. Удар – и мою правую руку резко подбрасывает вверх. «Да, думаю, навоевались – руку оторвало и глаза нет». Попробовал пошевелить пальцами – рука почти в норме.
Необходимо было отходить, не обращая внимания на постоянный огонь. Юрий Викторович спросил: «Готовы?» Я в ответ: «Да, но вы дайте команду – я не побегу так». Командир прокричал: «Три, два, один – вперед», – и мы рванули. Кажется, всего каких-то двадцать метров, а бежали мы очень быстро, но пули быстрее. И за пару метров до укрытия они нас догнали, свой рывок мы заканчивали уже на четвереньках. Нам очень повезло, что ребята, протянув руки, вытянули нас за укрытие. Кто-то заматывал мою ногу, но я даже не обратил на это внимания. С Саней было намного хуже: несколько пуль попали ему в спину, в автомат – очень сильно повредив руку.
Это был мой самый первый бой …

Автор: Кавалер четырех орденов Мужества,
Вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «АЛЬФА»
полковник С. Милицкий

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь